ЖЖ Собянин (sobiainnen) wrote,
ЖЖ Собянин
sobiainnen

Categories:

Лимонный новый мир. Революция в Киргизии заставляет Россию выработать хоть какую-то стратегию

Александр Собянин, Дмитрий Александров, Сергей Боровиков: Лимонный новый мир. Революция в Киргизии заставляет Россию выработать хоть какую-то стратегию


Тюльпан-1 и Тюльпан-2 в Киргизии не привели к появлению ни нового типа политиков, ни даже просто новых лиц. Перечитывая (ниже) статью, написанную нами во время Тюльпана-1, мы видим те же ключевые лица (Отунбаева, Бакиев, Текебаев, Кулов) на севере и не видим тех же лиц на юге Киргизии (кто убит, кто умер). На что еще хотелось бы обратить внимание, читая статью "Лимонный новый мир" - нельзя перебарщивать с родоплеменной раскладкой, анализируя современную политику, проводимую на сегодня исключительно киргизским этносом, однако надо внимательно всматриваться в узы брака и родства через супруга/супругу, в "кудаа-сёёк". Для примера укажу, что "кудаа" (побратимство) - это и о дружбе Чингисхана и Чжамухи, ибо на харизме Чингисхана и на родовом авторитете его побратима Чжамухи встала величайшая империя планеты.
Ну и last not least. Если в апреле 2005 г. мы писали и говорили то, что осталось актуальным и осенью 2010 года, это, т.е. власти "слушают да кушают", это, к сожалению, обещает киргизский ремейк в виде Тюльпана-3. Это вопрос уже не к Киргизии, а к России и взявшему на себя инциативу Казахстану (читайте главку "Извне эффективнее").
Статья несколько сокращена, если кому нужно - вышлю на мэйл полный вариант.


Собянин А., Александров Д., Боровиков С. Лимонный новый мир. Революция в Киргизии заставляет Россию выработать хоть какую-то стратегию. // Ассоциация приграничного сотрудничества. 2005, апрель.



1. Собянин Александр Дмитриевич, руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества (Москва);



2. Александров Дмитрий Александрович, научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ);



3. Боровиков Сергей Евгеньевич, эксперт исследовательской группы "Конструирование будущего", аналитик ЦСР "Северо-Запад" (Санкт-Петербург).



(под катом читайте текст статьи, апрель 2005 г.)

-

Революция в Киргизии оказалась столь молниеносной, что так и не обрела собственного имени, в отличие от "революции роз" в Грузии и взбудоражившей российское общество "оранжевой" революции на Украине. Киргизскую революцию называют "желтой", "лимонной", "революцией тюльпанов", но пока прижился лишь один эпитет - "киргизская".


В своих публикациях января - начала марта мы прогнозировали революцию в Киргизии на август-сентябрь. Ошиблись. Революция началась и закончилась победой оппозиции в считанные дни марта. Но основные установки прогноза, к сожалению, оправдались: революция началась на юге страны и в Нарынской области и привела к столкновению южной и северной частей Киргизии. Логично предположить, что и главный прогноз окажется недалек от истины - в Оше и Алайской долине уже в этом году появятся американские военные советники и, возможно, воинский контингент США. Не удивила, к сожалению, и реакция российского государства и российского экспертного сообщества. Государство сделало хорошую мину, уйдя от однозначного выбора между и.о. президента (и одновременно и.о. премьер-министра) Курманбеком Бакиевым и президентом с непонятным и неопределенным статусом - Аскаром Акаевым. Владимир Путин поговорил по телефону с Бакиевым, но при этом озвучил готовность принять Акаева в России. Экспертное же сообщество, особенно внутри московского Садового кольца, практически не осознало, насколько события в Киргизии значимы для широкой полосы российского приграничья от Поволжья до Южной Сибири. Подавляющее большинство экспертов считают, что Россия должна продолжить оборонительную стратегию на постсоветском пространстве, возглавив своего рода "контрреволюционный фронт" против нарастающей волны революций всех оттенков.


Между тем Грузия, Украина, Киргизия и ряд следующих кандидатов в революционеры демонстрируют, что если и нуждаются в России, то не в роли евразийского жандарма. Попытка "остановить время" и не отвечать на вызовы может привести, на наш взгляд, к аналогичным событиям в самой России.



Первые такты



Наиболее интересны, на наш взгляд, внутренние причины революции. Несмотря на геоэкономическую и геополитическую Большую Игру, которую ведут в регионе пять субъектов (США, Россия, ЕС, Китай, мир Ислама), основной субъективной причиной киргизских событий является фактор личности Аскара Акаева. Команда и окружение бывшего президента не смогли верно оценить уровень рисков, связанных с изменившейся в 2000-е годы, по сравнению с 1990-ми, ситуацией в республике. Игнорирование накопившейся энергии социального протеста, неумение и нежелание работать с ней, привело к краху действующей власти. Практически все ближайшее окружение Акаева вместо политики занималось "распиливанием" государственных и корпоративных бюджетов. При самоотстранении субъекта политического процесса в стране сценированием киргизской политики занялся мировой гегемон. Чего и следовало ожидать.


В "лимонной" революции нельзя обойти ключевой вопрос разделения Киргизии на Север и Юг. Север тяготеет к восточному Казахстану, в целом это более европеизированная часть. Исламизированный Юг тесно связан с Узбекистаном и южным Казахстаном.


Центральная власть в Бишкеке в свое время совершила несколько кадровых ошибок, присылая в южные Ош, Джалал-Абад и Баткен случайных людей. В результате Баткенская область, а также зависящие от узбекского населения районы Джалал-Абадской области и густонаселенный Карасуйский район Ошской области потеряли управляемость. Экономика юга Киргизии по-прежнему целиком и полностью управляется ошскими бизнес-группами, но политическая власть формируется в Бишкеке, и ее представители, соответственно, заботились о своем лице перед столичным Бишкеком, а отнюдь не о развитии подопечных территорий. В результате на юге сложилось всеобщее недовольство всевластием северян, причем не всех вообще, а лишь одного из полутора десятков северокиргизских кланов.


Возможно, нынешний лидер региона - узбек Анвар Артыков - удержит ситуацию под контролем, но для этого ему надо внимательно следить, чтобы южнокиргизские кланы не притесняли друг друга. Пожалуй, единственным кандидатом, приемлемым для Москвы, Бишкека и Оша, мог бы теоретически стать российский космонавт Салижан Шарипов, узбек родом из Южной Киргизии. Шарипов крайне популярен в южнокиргизских областях, а будучи гражданином России, не позволил бы разгореться антироссийским настроениям. Но он вероятнее всего не пожелает уйти в политику. Кроме того, такой действенный шаг просто не вписался бы в нынешнюю пассивную стратегию России в регионе.


Но и на севере Киргизии есть ряд проблемных районов Иссык-Кульской и Таласской областей, жителям которых не нравится тотальное присутствие на руководящих постах представителей племени кеминских сары-багышей, ближних и дальних родственников Аскара Акаева. Хотя СМИ активно муссировали тему похода южан на Бишкек, наши источники утверждают, что большей частью погромы в столице организовывали северяне, в том числе бишкекская молодежь.


Сейчас положение, как кажется, стабилизировалось, но мы считаем, что противоречия между Югом и Севером сохранятся и будут нарастать дальше. Это запланировано проектировщиками "желтой" революции и опирается на объективные предпосылки. За время правления Акаева связность региональных элит со столичной ослабла, вертикальная мобильность практически прекратилась и была заменена на клановую и региональную солидарность.



Несемейные узы



Московский политолог, главный редактор крупнейшего сайта по центральноазиатской проблематике "ЦентрАзия" Виталий Хлюпин считает, что киргизское общество сильно родоплеменными традициями и живет по иным законам, нежели воспетое победившей оппозицией эфемерное "правовое гражданское общество". Виталий Хлюпин предполагает, что южанами движет обида за оттеснение от властных рычагов и доли в крупнейших киргизских предприятиях.


На наш взгляд, более точно нынешнюю ситуацию отражает редактор томского сайта "Центральноазиатский исторический сервер" Рустам Абдуманапов. Р.Абдуманапов, комментируя специально для "Эксперта" значение кровнородственных кланов, сказал, что "кровнородственная взаимопомощь заменена во многом на региональную, киргизы сами себя называют в первую очередь по региональному признаку - ошские, аксыйские, узгенские, алайские, таласские, нарынские". Так, в окружении нынешнего и.о. президента Кыргызской Республики Курманбека Бакиева есть и мундузы, и моголы, и представители других кыргызских родов. Объединяет их лишь регион происхождения и близость к К.Бакиеву. В целом, говорит Рустам Абдуманапов, киргизы, встречаясь на чужой территории, в первую очередь спрашивают - "с Юга? с Севера?", а только затем - из какого района, и уже в последнюю очередь узнают конкретный род.


Но зато нисколько не ослабли, говорит Р. Абдуманапов, связи "кудаа". "Кудаа-сёёк" - это родство по браку. Они для многих киргизов важнее остальных, включая и кровные. В этой связи становится понятным ожесточенность жителей Бишкека, которые долго муссировали причастность казахских родственников дочери президента Аскара Акаева Бермет Акаевой к погромам бишкекских магазинов. Казахское окружение мужа Бермет Адиля Тойгонбаева больше вкусило от близости к властному киргизскому ресурсу, чем кеминские сары-багышы - родственники Аскара Акаева. Новый министр иностранных дел Киргизии Роза Отунбаева заявила, что за погромами в Бишкеке "стоят люди народного депутата и криминального авторитета Жыргалбека Сурабалдиева", однако молва упорно говорила о казахах, а те "подтверждали" слухи отъездом из Бишкека.



Кто взял власть на Севере.



ОТУНБАЕВА Роза Исаковна, министр иностранных дел Кыргызской Республики, главное действующее лицо в киргизской "желтой" революции [справка].
БАКИЕВ Курманбек Салиевич, и.о. президента и премьер-министр Кыргызской Республики (2005) [справка].
ТЕКЕБАЕВ Омурбек Чиркешевич, спикер Жогорку Кенеша, председатель партии "Ата-Мекен" [справка].
КУЛОВ Феликс Шаршенбаевич, генерал-лейтенант милиции, лидер партии "Ар-Намыс" [справка].



Кто взял власть на Юге.



АРТЫКОВ Анвар Артыкович, исполняющий обязанности губернатора Ошской области, 54 года, узбек, уроженец города Оша. Иногда пишется "Артиков" [справка].
ЭРКИНБАЕВ Баяман Гавусович, кыргыз, депутат Жогорку Кенеша, "авторитетный бизнесмен" Юга Киргизии, президент ОО "Азиатская федерация алыша", председатель Ошского благотворительного фонда "Палван" [справка].


В целом, революционная волна вынесла сейчас в лидеры "авторитетных предпринимателей", подобных Жыргалбеку Сурабалдиеву. Особенно актуально это для юга, где не было таких погромов, как в столице, но и ситуация сложнее и может снова выйти из-под контроля милиции. Не будем перечислять фамилий, ибо многие из них в ближайшее время могут стать представителями государственной власти, но укажем, что мы уверены в неслучайности ставки на пьяную молодежь (на юге - сельскую, в Бишкеке в основном городскую) и на "авторитетных предпринимателей". Бегство Аскара Акаева в Казахстан в разгар революции, а также обилие личностей с небезупречным прошлым делает новую власть малолегитимной, подверженной управляемому контролю со стороны внешних сил.



Извне эффективнее.


* * *
Страна подобна таинственному сосуду,
к которому нельзя прикоснуться.
Если кто-нибудь тронет его, то потерпит неудачу.
Если кто-нибудь схватит его, то его потеряет.
Дао Дэ Цзин
* * *

В отличие от России, в США никогда не преуменьшали важность южных областей Киргизии, и прежде всего - Оша. Госдепартамент США и различные западные фонды и институты постоянно реализовывали на юге различные программы, разворачивали сеть неправительственных организаций. Не случайно в регионах в рамках программы Госдепартамента США появляются т.н. "американские центры", в частности, в декабре 2004 года, практически перед самыми выборами, в Баткенском госуниверситете состоялось очередное открытие американского культурного центра "Америка Ордосу" (America Ordosu Center). Два других центра действуют в Джалал-Абаде и Таласе.
Среди организаций, так или иначе "засветившихся" на юге, - Национальный демократический институт при Демократической партии США (the National Democratic Institute for International Affairs, председатель г-жа Мадлен Олбрайт), Международный республиканский институт при Республиканской партии США (the International Republican Institute, глава г-жа Лони Кранер), Freedom House, Ассоциация центров поддержки гражданского общества, созданная при финансовой поддержке Агентства по международному развитию (USAID), британское Министерство международного развития (DFID), словацкая НПО "Партнеры ради демократических перемен", польский Восточно-Европейский демократический центр и др. Во многих случаях важную роль в координации деятельности западных организаций играет Институт открытого общества Сороса. Следует отметить, что фондом "Сорос-Кыргызстан" за 2004 год было выдано 580 грантов на общую сумму около $2 млн., причем значительная часть этих денег пошла на программы, связанные с выборами.
В целом, государственный переворот в реальности, на наш взгляд, не является "народной революцией". Он прошел в полном соответствии с теорией государственных переворотов (см. во врезке). Поскольку, в отличие от Украины, в Киргизии ставились более сложные цели, то понадобилось подготовить и целое новое чиновничье сословие - немалая часть американских средств шла на подготовку молодых чиновников низшего (!) звена, на районном и поселковом уровне.

[ВСТАВКА № 1]
В этой ставке указаны основные правила совершения госпереворота, более подробно можно посмотреть в публикации 2010 г.:
Александр Собянин: Киргизский Тюльпан-2. Полный текст исследования "Толкование переворота: техника государственного переворота". Улыбчивый харизматик Обама начал, холодноглазый Путин дзюдоистски завершает. // Журнал RELGA. №5 [203]. 10.04.2010.
http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=2601&level1=main&level2=articles
http://sobiainnen.livejournal.com/7484.html
http://guralyuk.livejournal.com/1432837.html
http://megakhuimyak.livejournal.com/833926.html
[КОНЕЦ ВСТАВКИ № 1]



Россия уходит.


С середины 1990-х годов в Оше работает многочисленное западное сообщество "антропологов", "востоковедов" и прочих "социологов" в штатском, которые не особо скрывают от местных партнеров свое служебное прошлое. Реальные же гуманитарные исследователи, как правило, сидят по большей части в цивильных Алма-Ате и Бишкеке. И их намного меньше, чем "ученых" в штатском, ведущих полевую работу из Оша по узбекским областям Ферганской долины, по регионам Таджикистана. Так, одна из таких западных исследовательских структур, Международная Группа по предотвращению кризисов (International Crisis Group), подготовила в августе 2004 г. доклад главам стран и сил, вовлеченных в регион или имеющих влияние на Киргизию - "Политический переход в Кыргызстане: проблемы и перспективы" (Political Transition in Kyrgyzstan: Problems and Prospects). В этом докладе уже была заложена матрица неспособности режима Аскара Акаева удержать "народное демократическое волеизъявление".


На фоне такой прямой и эффективной вовлеченности США и других западных стран Россия отделалась посылкой Аскару Акаеву политтехнологов, которые, как и в Абхазии и на Украине, делали то единственное, что умеют, - занимались пиаром. Создавали в СМИ светлый образ обаятельного интеллигента Аскара Акаева. Но отвечать пиаром на подготовку госпереворота, мягко скажем, неуместно.


Хотелось бы сказать, что "революция закончилась, и новая Киргизия заживет свободной демократической жизнью". Но анализ состава нынешней власти на севере и на юге, а также межгруппового расклада сил заставляют предположить, что весьма вероятны "неожиданные" смерти, аналогичные смертям в Грузии и на Украине. В Оше, в отличие от Бишкека, легитимность власти Баямана Эркинбаева и Анвара Артыкова может еще больше снизиться, что подготовит почву для "вмешательства мирового сообщества" (читай: для введения военного контингента). На севере позиции и.о. президента Курманбека Бакиева и мининдел Розы Отунбаевой гораздо крепче, однако им придется работать со сложным Омурбеком Текебаевым, ныне спикером парламента, и куратором силовых структур правительства Киргизии Феликсом Куловым. Так что и на севере власть ослабеет, если сравнивать с акаевским периодом.


Очевидно, что события в Киргизии развиваются по сценарию оппозиции, и дирижирующего ею Запада. Даже находясь в неконсолидированном состоянии, оппозиционеры уже смогли многое. Вместе с тем маховик киргизской революции раскрутится в полную силу только летом-осенью этого года, когда она будет развернута и легитимизирована с привлечением международных институтов.


Цель данной, конкретной "цитрусовой революции" - не столько привести к власти "лимонное" правительство, сколько разделить де-факто Киргизию на юг и север без оформления раздела де-юре, благо гражданская война в этой республике невозможна: перерезать единственную высокогорную трассу Ош-Бишкек, соединяющую две части страны, легче легкого. При этом для США позиция России некритична, потому что основные американские интересы лежат в сдерживании Китая и ислама, а все остальное идет как "прочие мелкие детали". Однако очевидно, что победа очередной революции с "желтым оттенком" будет важным знаком для событий в самой России, где также есть основания подозревать готовящуюся революцию. Возможно, до выборов-2008 никто времени России не даст…


При этом необходимо подчеркнуть важный момент. Активность западных игроков не должна создавать ошибочного мнения, будто киргизы "предают" Россию. Киргизский парламент Жогорку Кенеш - единственный в постсоветских странах, где всерьез обсуждали возможность обращения к президенту и руководству России с просьбой принять Киргизию в состав РФ. Мужчины-киргизы уезжают работать в Томск, Новосибирск, Читу. Они очень быстро отказываются от "вахтового гастарбайтерского" метода работы и оседают в Сибири вместе с семьями. Но сейчас уже надо говорить, что эти факторы "были", как было еще недавно желание Украины создавать ЕЭП. Те, кто пришел к власти по чужому сценарию, своего сценария навязать народу Киргизии не смогут, ожидания будут обмануты.


Следующими кандидатами на революцию являются, на наш взгляд, Узбекистан и Азербайджан. По разным причинам и с разной технологией госпереворота, но в обоих странах это сделать даже легче, чем в Киргизии.


В связи с этим также важно одно предположение, которое мы на сегодняшний день не можем ответственно подтвердить: для старта революции в России этих прецедентов будет достаточно. Проводить революцию в Казахстане и Белоруссии уже необязательно - моделей, апробированных на этот момент в Грузии, Киргизии и на Украине, или могущих быть апробированными в Узбекистане и Азербайджане, вполне достаточно для применения в различных регионах России и в различных социальных группах российского общества. Украинская городская "мещанская" модель (майдан) пригодна для Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов, а модель Киргизии (марши молодежи на центры макрорегионов) - для русских регионов Урала и Южной Сибири, для Башкортостана и других национальных республик.


Теперь, чтобы Россия все же устояла (ибо потрясения в ней будут несоизмеримо более жестокими и долгими), важнейшим становится условие осмысленной целостной стратегии - что именно российское государство предлагает собственному населению. Стратегии для ближнего и дальнего зарубежья будут только производными от этого.



[ПОДВАЛ]

Зачем России нужна Киргизия


Необходимость российского присутствия на юге страны имеет несколько аспектов. Одним из них является сохранение пути обеспечения российской базы в Таджикистане, образованной на базе Гатчинской 201-й мотострелковой дивизии. В случае обострения ситуации и победы "лимонных" лидеров она попадет под полный контроль американцев, что неизбежно отрежет нашу группировку. Под большим сомнением будет и работа в Таджикистане станции оптико-электронного наблюдения "Окно" в Нуреке, осуществляющей боевое дежурство в составе глобальной российской системы контроля космического пространства. При распространении революций на Узбекистан и Азербайджан под вопросом окажется и Габалинская РЛС (РЛС "Дарьял") в Азербайджанской Республике. При невозможности ее полноценного функционирования российские Центр, Поволжье и Урал оказываются беззащитными для нападения с воздуха.


Кроме того, единственным аэродромом в регионе, на который могут садиться все типы тяжелых самолетов, является взлетно-посадочная полоса аэропорта Манас, превращенная сейчас в американскую авиабазу имени Ганси. В свое время Россия попыталась создать в нескольких десятках километров от Манаса свою авиабазу в городе Кант. Сейчас Россия рискует лишиться и этой опорной точки - последним аэродромом, готовым принимать российские самолеты, остается южнокиргизский Ош. Там может садиться грузовой Ил-76, но только с опытными пилотами. Однако даже при таких условиях аэропорт Оша позволяет контролировать дорогу Ош-Бишкек, по которой ведется снабжение российских войск в Таджикистане, автодорогу Ош-Хорог, дающую контроль над Алайской долиной и Бадахшаном, узбекские области Ферганской долины и Согдийскую область Таджикистана в этой же долине. Это исключительно важная точка для российского присутствия в регионе, которую мы сейчас рискуем потерять.

[ВСТАВКА 2]
На схеме видно, что пути проникновения вооруженных исламистских групп и пути наркотрафика почти полностью дублируются. Это говорит о том, что местные наркодельцы играют вторичную роль в общей системе поставок из Азии в Россию и Европу, а лидерство и организацию обеспечивают на деле афгано-пакистанские группы.
[ВСТАВКА 2]


Одним из аспектов безопасности является сохранение киргизского пути обеспечения российской базы в Таджикистане, образованной на базе Гатчинской 201-й мотострелковой дивизии, как единственного сухопутного маршрута (трасса Бишкек-Ош). В случае обострения ситуации и победы "лимонных" лидеров она попадет под полный контроль американцев, что неизбежно отрежет нашу группировку. А это, в свою очередь, приведет к еще более резкому росту наркотрафика из Афганистана и утрате контроля над ним, поскольку даже ООН признает, что Международному Антинаркотивому центру ООН "Ошский узел" удалось снизить объем трафика по трассе Хорог-Ош (из Афганистана наркотики попадали в Горный Бадахшан и далее везлись по Памирскому тракту до Оша). В случае же ухода российских и ооновских специалистов наркомаршрут заново оживет.


По официальным данным, в 2003 году правоохранительными органами Киргизии было изъято 3,5 т. наркосодержащих веществ, а 2004 г. обнаружено уже 4 тонны 119 кг наркотиков всех видов (увеличение на 16%), причем резко, почти в 7 раз вырос объем изъятого опия и в 2 раза героина. Определенным показателем также могут являться данные по Ошской обл., поскольку через "Ошский узел" идет значительная часть наркотиков. Так, в первые месяцы 2005 г. сотрудники УВД Ошской обл. изымали у наркокурьеров до 20 килограммов героина и опия в месяц, причем целью преступников почти всегда был сбыт наркотиков в Россию (1 кг. героина стоил в конце 2004 г. в Согдийской области около 3 тыс. дол., в Ошской области около 4-5 тыс.).


Можно выделить несколько потоков наркотранзита, проходящих именно через южную часть Киргизии. Во первых, это маршрут из районов Горно-Бадахшанской автономной области, Куляба и Курган-Тюбе в находящийся в Ферганской долине Худжанд (либо через Анзобский перевал, либо через Гарм с выходом на трассу Хорог-Ош), а из Худжанда в Ташкент. Необходимо отметить и Баткенский путь - через горные тропы из Джиргатальского и Гармского районов в Баткенскую и Ошскую области Южной Киргизии. Афганско-пакистанское направление - это не только наркотрафик, но и исламистские террористические группировки, базирующиеся как в Афганистане и Пакистане, так и непосредственно на территории Ферганской долины, благо мозаика приграничных анклавов и чересполосицы позволяет делать это достаточно безопасно.


Нельзя забывать, что серия атак на Узбекистан в 1999-2001 годах была проведена именно с территории Киргизии. Тогда формирования, в состав которых входили члены Исламского Движения Узбекистана (ИДУ), а также бывшие бойцы Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), на протяжении трех лет неоднократно вступали в бой с узбекскими и киргизскими правительственными войсками. Несмотря на победные реляции военных, ИДУ удалось сохранить инфраструктуру даже в ходе американской зачистки Афганистана в 2002 году. Так, в 2003 году киргизскими и узбекскими правоохранительными органами были задержана и позднее осуждены за проведении терактов в Оше и Бишкеке группа членов ИДУ, в том числе А. Абдуллаев, И. Изатуллаев и А. Каримов, которого следствие считало руководителем группы ИДУ по Узбекистану. По данным узбекской стороны, Каримов прошел военную подготовку в лагерях Хаттаба на территории Чечни. В сентябре 2004 года американские СМИ отмечали, что сотни узбекских боевиков являются оплотом обороны "Аль-Каиды" в афганском южном Вазиристане, узбеки приходят на место арабов, перемещающихся в другие регионы мировой войны. Пакистанский полевой командир в южном Вазиристане, генерал-майор Н. Хаттак указывает на то, что боевики ИДУ хорошо подготовлены, имеют военные карты, взрывчатку и спутниковые телефоны.


Для России проблема заключается еще и в том, что у экстремистских группировок существуют планы экспансии в южноказахстанские области, традиционно наиболее исламизированные в Казахстане. Например, у организации, проведшей теракты 2004 года в Ташкенте, была база в южном Казахстане. А уж оттуда открывается прямой путь к мусульманским регионам российского Поволжья. В свою очередь, у США другое военно-стратегическое направление. Американцев интересует возможность использовать слабое место в обороне своего главного соперника, Китая, где продолжается конфликт с тюрками Синьцзяна, исповедующими ислам и стремящимися к отделению Восточного Туркестана от КНР. США могут поддержать расширение влияния исламского фундаментализма Ферганской долины на Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), граничащий с Киргизией. Китай, несмотря на свое влияние в регионе, уже давно с трудом контролирует уйгурские диаспоры Средней Азии. Именно поэтому в Киргизии себя активно проявили такие экстремистские группировки, как "Организация освобождения Туркестана" ("Шарки Азат Туркестан"), "Восточно-Туркестанская исламская партия" ("Шарки Туркестан ислам партиясы"), Организация освобождения уйгуров ("Уйгур озатлик ташхилаты") и др.


Сейчас американская военная машина с основными центрами на базе им. Ганси и в Кандагаре нацелена на малонаселенный запад Китая, полностью обеспечивающий потребности КНР в уране и дающий большую часть добычи газа и нефти. Как указывает научный сотрудник Российского института стратегических исследований Георгий Бессарабов, нефтяные месторождения северо-западной части Синьцзяна (Джунгария, Карамай, Тарим, Турфан-Хами, Цинхай, Юймэнь) составляют 30% от общих запасов по стране. С учетом быстрого истощения основных месторождений вокруг Дацина на востоке КНР ввод в эксплуатацию месторождений в Синьцзяне становится критически важным для китайской экономики.


Помимо возможности вести подрывную деятельность против КНР, американская сторона могла бы использовать Киргизию в качестве базы в предполагаемом конфликте с Ираном (Ганси как база для стратегических бомбардировщиков и АВАКСов, Ош как база подскока и размещения истребительной авиации). Нужно отметить, что МИД РФ после победы киргизской революции уже выступил с официальным заявлением, что Россия не собирается размещать какие-либо воинские подразделения в Южной Киргизии. Это означает либо наличие определенных договоренностей с США, либо недооценку военно-стратегической значимости Ошского стыка Памиро-Тяньшаньского горного узла.



Транспорт как влияние.



Вместе с тем, близость Синьцзянь-Уйгурского автономного района (СУАР), а точнее сказать, Кашгара на западе СУАР и Ферганской долины имеет негативную оборотную сторону уже для России. Связана она с транспортным вопросом. В не столь далеком историческом прошлом Фергана и Кашгар составляли культурное и экономическое единство, соединяясь через перевалы Торугарт и Иркештам (сейчас Киргизия). Например, самая большая угроза для Китая исходила от провозглашения независимого мусульманского государства Йетти-Шаар (Семиградье), во главе которого стоял военный лидер Якуб-бек - кокандский деятель, которого в Кашгар направил тогдашний полновластный владетель Коканда кыргыз-кыпчак молдо Алымкул. Во время басмачества - против СССР, во время 2-й мировой войны - в интересах СССР и коммунистического Китая, по этим трассам активно поставлялись оружие и снаряжение. Однако, до настоящего времени большая часть Киргизии не охвачена сетью железных дорог, а ее южные области - это своеобразный железнодорожный тупик. Китай еще в 90-е годы выразил желание использовать эту ситуацию в свою пользу. Одним из первых шагов КНР в лице правительства Кызылсу-Киргизской автономной области СУАР был появившийся в 1999 году проект совместного строительства железной дороги Кашгар-Арташ-Торугарт. В Кашгаре даже были построены железнодорожные терминалы для поставок китайских товаров. Затем, в начале 2000 гг. Китай поддержал часть проекта транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия (ТРАСЕКА). В данном случае Киргизия и Узбекистан при помощи своего великого соседа планируют построить дорогу в направлении Китая, тем самым превратить республики Средней Азии в перевозчиков транзитных грузов. Летом 2001 года был одобрен узбекско-киргизско-китайской комиссией северный вариант железнодорожного маршрута Андижан - Джалал-Абад-Торугарт-Кашгар, 226 км которой пройдут по территории Киргизии. Киргизской стороной был даже принят закон "О приоритете проекта строительства железнодорожной линии Балыкчы-Джалал-Абад-Торугарт с выходом в Китай". Первоначальная стоимость проекта оценивалась примерно в 2 млрд долл., но затем была снижена почти в 2 раза.


Также Киргизия планирует строительство ветки Балыкчи - Кара-Кече - Джалал-Абад, которая соединит север и юг страны, в результате чего отпадет необходимость для внутренних перевозок использовать старую ветку Маймак - Чимкент- Ташкент - Бекабад - Андижан-Кара-Суу через территории Казахстана и Узбекистана, а северная киргизская дорога соединится с железными дорогами Казахстана на станции Луговая.



[ВСТАВКА 3]
На схеме видно, что для китайцев первой целью является выход через Джалал-Абад на Андижан и другие области Ферганской долины, второй целью является транспортное сообщение через Алайскую долину Киргизии с долиной Сурхоба в Таджикистане (Каратегин), а путь от Джалал-Абада на север Киргизии вообще не является приоритетным.
[ВСТАВКА 3]


Однако, несмотря на неоднократные заявления прежнего вице-премьера Киргизии Кубанычбека Жумалиева и других представителей киргизского руководства о том, что скоро вся Киргизия станет страной транзита, в китайской прессе, в отличие от осторожного МИДа КНР, ее по-прежнему называют Китайско-Узбекской железной дорогой. Весьма вероятно, что Китай после строительства ветки Кашгар-Джалал-Абад-Андижан под каким-либо благовидным предлогом откажется от сооружения железной дороги Джалал-Абад - Балыкчи. Пробиваться через горные перевалы на север Киргизии Китаю просто незачем. При этом нужно учитывать, что вполне возможно, железная дорога из Китая в Фергану будет узкоколейной. Отсеченные от "советской" широкой железнодорожной колеи, Памиро-Тяньшаньский горный регион и вся Ферганская долина попадут в зону китайского влияния.


На фоне экономического ухода России из региона историческим курьезом выглядит тот факт, что первыми трассу под строительство железной дороги в Памиро-Алае проложили российские военные топографы. Российская империя дорогу предполагала провести из Оша в Бадахшан для действий армии в индийском и афганском направлениях.


Обычно, говоря о природном потенциале Киргизии, российские специалисты прежде всего обращают внимание на уникальное месторождение золота - Кумтор. Но все пересечение Тянь-Шаня и Памира чрезвычайно богато полезными ископаемыми. В регионе разрабатывались месторождения урана, входы в большинство из разведанных шахт в советское время были взорваны, шахты законсервированы в качестве стратегического резерва СССР. В горах, окружающих Ферганскую долину найдено большое количество проявлений бокситов. Отдельно нужно сказать об уникальных залежах сурьмы - запасы сурьмяных руд месторождений "Кадамжай", "Терексай", "Большой Хайдаркан", "Абшир" составляют около 16 млн. т, в которых содержится 272,6 тыс. т сурьмы. АО "Кадамжайский сурьмяный комбинат" является одним из крупнейших горнодобывающих предприятий в бывшем СССР, выпускает сурьму марки "СУ0000" с содержанием металла не менее 99,999% (мировой эталон чистоты). По производству ртути и сурьмы Киргизия занимала первое место в мире, а эталонная степень чистоты выработки комбината делает рентабельным даже подвоз и переработку сырья из Якутии и Норильска.


Киргизия после проведенного в 1997-1998 гг. пересчета запасов Хайдарканского месторождения перешла со второго на четвертое место в мире по общим запасам ртути (48% запасов в странах СНГ). Основные запасы ртути сосредоточены в трех сравнительно крупных месторождениях - Хайдарканском, Чаувайском и Чонкойском, на долю которых приходится 97% всех разведанных запасов республики. Месторождения разрабатываются Хайдарканским ртутным комбинатом (акционерное общество Khaidarkan Mercury State Joint Stock Co.), выпуск - 600-700 т ежегодно, содержание ртути 99,9997%, около 90% экспортируется за пределы СНГ - преимущественно в Китай, остальная часть - в страны СНГ.


Что касается золота, то сравнимых с Кумтором золотоносных месторождений не обнаружено, но есть весьма перспективные баткенские Алтын Джылга и Ничкесу, способные дать более 100 т драгоценного металла. Интересен тот факт, что если бы не захват японских геологов во время Баткенского кризиса, то Алтын Джылга в настоящее время активно бы разрабатывалось японской компанией Mineral Development Engineering Co.


Главный же ресурс региона - гидроэнергетический. Совместно Киргизия и Таджикистан могут контролировать водоснабжение и гидрогенерацию Узбекистана и Казахстана. Лишь то, что без России эти две горных республики действуют порознь, позволяет более богатым республикам Средней Азии диктовать правила регионального водопотребления и сотрудничества в сфере электроэнергетики. РАО "ЕЭС" обозначило свой интерес к инвестициям в Сангтудинскую ГЭС в Таджикистане, к достройке и эксплуатации Нарын-Сырдарьинского каскада гидростанций в Киргизии, "Базэл" - в таджикскую Рогунскую ГЭС и строительство второго алюминиевого завода. Однако смена российского военно-политического присутствия на американское неминуемо приведет к пересмотру этих планов. Уйдя из Киргизии, Россия закроет себе возможность работы в чрезвычайно перспективном регионе. Вернуться будет весьма сложно, поскольку игроки Большой Игры твердо намерены овладеть регионом.



Tags: Александров Дмитрий Александрович, Артыков Анвар Артыкович, Ассоциация приграничного сотрудничества, Боровиков Сергей Евгеньевич, Кулов Феликс Шаршенбаевич, Отунбаева Роза Исаковна, Собянин Александр Дмитриевич, Текебаев Омурбек Чиркешевич, Тюльпан-1, Тюльпан-2, Эркинбаев Баяман Гавусович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments