ЖЖ Собянин (sobiainnen) wrote,
ЖЖ Собянин
sobiainnen

Categories:

Парамонов, Строков, Столповский: Оценка и прогноз действий России в нефтегазе Кыргызстана

Для России и российских компаний складываются благоприятные условия для установления практически полного контроля над нефтегазовой отраслью Кыргызстана.



На фото: ПАРАМОНОВ Владимир Владимирович, политолог, руководитель независимой аналитической группы (Ташкент, http://www.analiticclub.com/).
Основные партнеры - постоянные соавторы: военный аналитик СТОЛПОВСКИЙ Олег Анатольевич, аналитик по экономическим проблемам СТРОКОВ Алексей Владимирович.



Парамонов В., Столповский О., Строков А. Российское присутствие в нефтегазовой отрасли Кыргызстана: оценка и прогноз. // Фонд стратегической культуры. 17.02.2010.
http://www.fondsk.ru/article.php?id=2789
http://www.analiticclub.com/news/rossijskoe_prisutstvie_v_neftegazovoj_otrasli_kyrgyzstana_ocenka_i_prognoz/2010-03-17-27
http://business.akipress.org/print:67541
http://www.ca-portal.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=4532:2010-02-18-10-43-37&catid=106:2009-03-05-11-40-51&Itemid=303
http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1266443340
http://www.imperiya.by/economics2-7182.html
http://www.inter-pc.ru/ShowArticle.aspx?ID=1180&AspxAutoDetectCookieSupport=1
http://www.oilru.com/news/163060/
http://www.rosinvest.com/news/652157/
http://sobiainnen.livejournal.com/4264.html#cutid1
http://viperson.ru/wind.php?ID=620710&soch=1
http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/44565/
Владимир ПАРАМОНОВ (Узбекистан)
Олег СТОЛПОВСКИЙ
Алексей СТРОКОВ
под катом читайте статью трех узбекских аналитиков

Российское присутствие в нефтегазовой отрасли Кыргызстана: оценка и прогноз

Российское присутствие в нефтегазовой отрасли Кыргызской Республики (КР) представляется двусмысленным и неоднозначным. С одной стороны, "Газпром", например, близок к установлению практически полного и монопольного контроля над ключевыми национальными компаниями и основными сегментами в данной сфере экономики Кыргызстана, а также местным рынком нефтепродуктов, что позволяет считать позиции РФ в нефтегазовой отрасли КР устойчивыми и доминирующими. С другой стороны, масштабы проектной и финансовой, в том числе инвестиционной активности России и российского бизнеса в Киргизии были и остаются крайне незначительными, а перспективы освоения тех же углеводородных месторождений на территории республики - более чем туманными.

Во-первых, объёмы российских капиталовложений в нефтегазовую отрасль Кыргызстана оцениваются в диапазоне всего от 111 до 122 млн. долларов, и подавляющая часть данных средств (от 88 до 99 млн. долларов) - это выкупленные активы нефтетрейдерских компаний, а вовсе не инвестиции.
Во-вторых, российские нефтегазовые компании (тот же "Газпром") не спешат осваивать киргизские нефтегазовые месторождения по причине их малорентабельности. Эти месторождения, открытые в советское время, еще тогда были признаны не перспективными и остаются таковыми сегодня. Во всяком случае, даже в докризисный период 2003-2008 годов при высоких мировых ценах на углеводороды и крайне благоприятном финансовом состоянии "Газпрома" намерения российского газового монополиста разрабатывать углеводородные ресурсы в Кыргызстане не продвинулись дальше составления программ геологоразведочных работ и декларативных заявлений. В условиях же мирового кризиса и осложнения финансового положения концерна вероятность российских инвестиций в освоение киргизских углеводородов тем более маловероятна.

В-третьих, для "Газпрома" стратегический интерес в Кыргызстане представляет, по всей видимости, газотранспортные мощности и прочая нефтегазовая инфраструктура (газохранилища), а вовсе не добыча газа. На эту мысль наводит то обстоятельство, что руководство российского концерна в ходе переговоров с киргизской стороной с самого начала увязывало предоставление инвестиций в геологоразведку предполагаемых газоносных участков в республике с передачей правительством КР государственной доли в "Кыргызнефтегазе" и "Кыргызгазе" в собственность "Газпрому".

В итоге основной интерес для российских компаний представляет, видимо, не столько добыча углеводородов в Киргизии сама по себе, сколько контроль над инфраструктурой нефтегазовой отрасли КР и рынком нефтепродуктов, а в перспективе - рынком природного газа. Однако в более широком контексте и эти задачи вторичны в системе общих приоритетов России в Кыргызстане. В частности, можно предположить, что наибольший интерес для РФ представляет гидроэнергетическая отрасль КР. Дело в том, что гидроэнергетика - по сути, единственный источник выработки электроэнергии в республике. Поэтому тот, кто будет контролировать энергетику, будет контролировать всю киргизскую экономику и, соответственно, иметь значительные рычаги политического воздействия на Душанбе.

Прогноз

В силу того, что запасы нефти и газа в Кыргызстане крайне незначительны, а сами углеводородные месторождения малорентабельны и технологически сложны в освоении, не следует ожидать масштабного увеличения проектно-инвестиционной активности России и российских компаний а тем более международной конкуренции в нефтегазовой отрасли КР.

Вероятнее всего, ни "Газпром", ни какая-либо другая российская (или даже зарубежная) компания так и не приступят к промышленной разработке месторождений нефти и газа на территории Киргизии. В частности, в случае если газотранспортные мощности и газохранилища республики перейдут в собственность "Газпрома" (а это является лишь вопросом времени), то российскому газовому монополисту будет гораздо проще и экономически выгоднее закупать газ в других странах региона (Узбекистан, Туркменистан, в перспективе Казахстан), после чего продавать "голубое топливо" на рынке Киргизии. Примерно такой же алгоритм действий российских компаний, скорее всего, будет выработан в плане поставок нефти и нефтепродуктов в Кыргызстан.

В то же время нельзя полностью исключить и тот, пока маловероятный, сценарий, что "Газпром" или другая российская компания всё же приступят к освоению киргизских нефтегазовых месторождений. В таком случае, как представляется, это будут не столько экономические, сколько политические проекты. Учитывая, что запасы нефти и газа в КР не представляют коммерческого интереса, пойти на масштабные капиталовложения в их освоение российский бизнес может только лишь под давлением руководства России, которое в данном случае будет из стратегических соображений. Дело в том, что добыча того же газа в южных областях республики является принципиально важным вопросом для самого Кыргызстана, так как может позволить Бишкеку значительно снизить (или даже ликвидировать) свою зависимость от импорта из соседнего Узбекистана, с которым периодически возникают проблемы из-за своевременности оплаты за поставки "голубого" топлива. Если "Газпром" поможет Кыргызстану достичь энергетической независимости, это кардинально укрепит позиции РФ в КР.

Причём любой из двух изложенных выше сценариев будет иметь положительные последствия как для самого Кыргызстана, так и всего центральноазиатского региона, в том числе в плане укрепления доверия и процессов экономической интеграции. Если нефтегазовая отрасль КР перейдет в собственность "Газпрома" и российский концерн будет своевременно и в полном объёме производить оплату за поставки (или даже транзит) в Кыргызстан того же газа с/через территории(ю) Узбекистана, это может сыграть ключевую роль в разрешении болезненной для узбекско-киргизских отношений проблемы водопользования реки Сырдарья. Как представляется, в этом случае Кыргызстану не нужно будет вырабатывать в зимнее время дополнительное количество электроэнергии для внутренних нужд (как это делается уже на протяжении многих лет с момента распада СССР), а сами водохранилища можно будет ставить в режим накопления воды. В летний же период вода из киргизских водохранилищ будет поступать в Узбекистан, а также другие страны региона на орошение полей, причем в достаточных количествах (как это и было в советское время).

Что же касается основного направления проектно-инвестиционной активности России и российских компаний в Кыргызстане, то, скорее всего, им будет строительство гидроэлектростанций и соответствующей инфраструктуры. Республика обладает высоким гидроэнергетическим потенциалом и, несомненно, представляет интерес для России в плане поставок электроэнергии. Наиболее вероятный проект РФ в КР - завершение строительства двух гидроэлектростанций на реке Нарын (Камбаратинские ГЭС).

По крайней мере, в пользу этого свидетельствуют последние договорённости между Россией и Кыргызстаном, в частности, достигнутые в ходе серии визитов бывшего премьер-министра КР И.Чудинова в Москву в декабре 2008 года и январе 2009 года. Как известно, эти договорённости предполагают выделение Кыргызстану беспрецедентного по своим масштабам за всю историю отношений России с постсоветскими республиками кредита в размере 2 млрд. долларов, где 1,7 млрд. долларов из этой суммы предназначаются именно для строительства гидроэлектростанций "Камбарата-1" и "Камбарата-2" на реке Нарын.

Пока же перспективы реализации вышеуказанного проекта остаются неясными. Главная причина заключается в позиции Узбекистана в отношении строительства крупных гидроэнергетических объектов в регионе. Узбекская сторона считает, что строительство тех же Камбаратинских ГЭС приведет к острому дефициту поливной воды в летний период и тем самым нанесет катастрофический ущерб сельскому хозяйству и региональной безопасности. Поэтому Узбекистан и настаивает на проведении независимой международной экспертизы подобных проектов. Однако из этой, казалось бы, тупиковой ситуации все же есть выход: если, как уже отмечалось, Россия, получив в собственность нефтегазовую отрасль Кыргызстана, сумеет вместе с Узбекистаном, Кыргызстаном и другими странами региона наладить эффективную систему взаимообмена водно-энергетическими ресурсами, тогда вопрос водопользования решится сам собой.

* * *

Для России и российских компаний складываются в целом благоприятные условия для установления практически полного контроля над нефтегазовой отраслью Кыргызстана. В перспективе это позволит РФ и российскому бизнесу рассчитывать на контроль и над другими стратегически важными сегментами киргизской экономики. Сама Киргизия, обладающая небольшой по масштабам экономикой, погружённой к тому же в глубочайший кризис, только выиграет от присутствия России и крупных российских компаний, таких как "Газпром". Такое развитие событий не может не способствовать усилению политических, военных и иных позиций России не только в Кыргызстане, но и во всей Центральной Азии, благоприятно скажется на укреплении взаимодоверия в регионе и региональной стабильности.

Особо важным является то, что если Россия сумеет наладить эффективную систему межгосударственного водно-энергетического обмена, приемлемую как для Кыргызстана, так и двух крупнейших государств региона - Узбекистана и Казахстана, избежав при этом искушения манипулировать данными странами, это кардинально усилит не только российские позиции в Центральной Азии, но и исключительно позитивно скажется на процессах реинтеграции всего постсоветского пространства. Главное в том, чтобы Москва и Бишкек сумели вовремя разглядеть уникальный стратегический шанс и грамотно им воспользоваться … Готовы ли к этому политические руководители обеих стран? И не смогут ли внерегиональные силы вбить клин в российско-киргизские отношения? Ответы на данные вопросы, очевидно, должны быть адресованы политическому руководству и элитам самих России и Кыргызстана.

Tags: Газпром нефть Азия, Киргизия, Парамонов Владимир Владимирович, Россия в Киргизии, Столповский Олег Анатольевич, Строков Алексей Владимирович, нефтегаз Киргизии, нефтегазовая отрасль Киргизии, промышленность Киргизии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments