ЖЖ Собянин (sobiainnen) wrote,
ЖЖ Собянин
sobiainnen

Stratfor: Следующий шаг возрождения России: Центральная Азия The Next Stage of Russia's Resurgence

Stratfor: Следующий шаг возрождения России: Центральная Азия. The Next Stage of Russia's Resurgence: Central Asia. Перевод и оригинал, ссылки на предыдущие части. // Stratfor. 11.02.2012.
http://eurasianunion.livejournal.com/33408.html


Карта. Военные базы США и Великобритании на Ближнем Востоке.

Источник: Барабаны войны. На пороге третьей мировой? // Однако. № 2 (111). 13.02.2012.
http://www.odnako.org/magazine/material/show_15783/


Важнейшим вопросом будущей позиции Евразийского Союза по отношению к другим Акторам войны будет вопрос не ресурсов, не удачной или провалившейся "белой революции против режима чекистов и олигархов", а вопрос решения транспортно-инфраструктурной проблемы - создания мощных точек выхода экономики Евразийского Союза на мировые рынки, без чего не будет ни выживания, ни развития:
http://sobiainnen.livejournal.com/39168.html
http://sobiainnen.livejournal.com/41210.html
Понятно, что ключ к этой задаче "прорубить окно" - сплоченное общество на идеологии справедливости и социального государства, что единственно позволит проводить мобилизационные мероприятия.
Но все же вопрос решающий сейчас перед нами стоит тот же, что стоял перед Петром Первым: "прорубить окно". Пётр рубил на Балтике "окно в Европу".
Сейчас, с учетом выхода Азии на первые позиции - прорубиться нам надо в Индийский океан и полноценно встать на Тихом (Великом) океане.
Понимая это, американцы сейчас ускоряют различными способами создание двух имперских образований - Евразийского Союза Путина-Назарбаева-Лукашенко и объединенной Европы наполеоновско-гитлеровского типа.

Одна из этих скороспелых преждевременно рожденных империй будет рождена для последующего умертвления в ходе 3-й мировой войны. Погибнет либо Евразийский Союз либо франко-германская имперская Европа:
http://sobiainnen.livejournal.com/6656.html
http://sobiainnen.livejournal.com/25271.html

По моему убеждению, мы с англосаксами будем воевать на одной стороне (из двух в 3-й мировой), т.е. проиграют франко-германцы.
(Не вступая в дискуссию, кратко обозначу позицию, - США нас могут люто ненавидеть, но в реальной войне поставят на силу, а силы разного толка в России и Китае больше, чем в Европе и Японии; проще говоря, США в любом случае будут воевать на стороне победителей 3-й мировой войны, у лидеров Евразийского Союза хватит мудрости пожать союзническую руку англосаксов.)
Но это в скором будущем.
Пока же мы видим, как успешно США стравливают всех со всеми, опираясь, в числе прочего, на высококачественную стратегическую разведку и анализ.
Ниже перевод и оригинал текста "The Next Stage of Russia's Resurgence: Central Asia", ссылки на предыдущие части этого материала.



Карта. Проект общего рынка России, Казахстана, Беларуси, Украины, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, Туркмении. 3-я (из 5) фаз движения от Таможенного союза через Евразийский Союз к зоне мирового влияния рубля Евразийского Союза.

Источник:
Олег Доброчеев: "Всемирная Россия". Ремарки на тему статьи Путина "Россия сосредотачивается"… Русская сверхоптимистическая фантастика - 2. Турбулентная логика как основа фантастических построений. // Блог-книга Осьминог. 31.01.2012.
http://www.peremeny.ru/books/osminog/5086


перевод текста Strategic Forecasting (Austin, Texac)


Stratfor: Следующий шаг возрождения России: Центральная Азия. // Stratfor. 11.02.2012.
Перевод "Замандаш пресс" (Бишкек):

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1329423420
http://www.inozpress.kg/news/view/id/35468
http://www.zpress.kg/news/news_only/7/38175/380.py
"Stratfor":
Следующий шаг возрождения России: Центральная Азия
Центральная Азия как стратегический плацдарм России
Страны Центральной Азии – Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан и Таджикистан – играют для России важную роль в качестве защиты от исламского мира и Азии, а также в качестве энергетических и экономических партнеров. Казахстан уже связан с Россией и является членом Таможенного Союза наряду с Беларусью. Туркменистан пытается по мере сил оставаться в изоляции, а Узбекистан активно выступает против попыток России к возрождению. Кыргызстан и Таджикистан, возможно, хотят оказать помощь России, однако внутренняя нестабильность и проблемы безопасности в обеих странах представляют для Москвы проблемы.


Казахстан


Месторасположение Казахстана связывает его с внутренней безопасностью России, поскольку он пролегает на традиционном маршруте от востока и юга, и таким образом, служит в качестве защиты от азиатских держав. Он также является ключевым маршрутом для России к остальным странам Центральной Азии. Казахстан и Россия разделяют границу протяженностью в 5 тыс. миль, которая почти не охраняется, так что любая нестабильность в Казахстане может с легкостью распространиться на территорию России. Казахстан также обладает богатыми запасами нефти и природного газа, и является противовесом Узбекистану – относительно влиятельному центрально-азиатскому государству, которое обычно не подвластно Москве.


Рычаги России
- Политический: Москва имеет сильные связи с казахским президентом Нурсултаном Назарбаевым и другими представителями политической, военной и деловой элиты, в том числе с премьер-министром Каримом Массимовым и возможным преемником Назарбаева Тимуром Кулибаевым.
- Социальный: Русские составляют почти 25% населения Казахстана; большинство русских проживают на севере Казахстана. Русский является официальным государственным языком в Казахстане, и 20-30% населения являются православными.
- Безопасность: Казахстан является членом Организации Договора Коллективной Безопасности (ОДКБ) под руководством России; Россия имеет радарную станцию в Балхаше и космодром в Байконуре. Большинство военных офицеров в Казахстане являются этническими русскими, и почти все военные страны используют российское или советское оборудование.
- Экономика: Казахстан является членом Таможенного Союза и Единого экономического пространства. Большая часть экономической инфраструктуры Казахстана – железные дороги, магистрали, трубопроводы и энергетические объекты – связаны с Россией. Почти 10% казахов работают за границей, в основном в России.


Успехи, препятствия и амбиции России

Россия укрепила свой альянс с Казахстаном посредством Таможенного Союза в 2010 году и Единого экономического пространства в 2012 году. Хотя Казахстан расширил свои отношения с другими странами в сфере энергетики – особенно с Китаем – большая часть экспорта энергоресурсов все еще связана с Россией, и Москва все еще влияет на казахстанскую систему распределения энергоресурсов.

Цели России в Казахстане – продолжать интеграцию в центрально-азиатской стране через Единое экономическое пространство и, в конце концов, через Евразийский Союз, и устроить процесс передачи власти так, чтобы результат был благоприятным для России.


Позиция и стратегия Казахстана

Казахстан составляет почти одну треть территории США, однако население страны составляет только 15 млн. человек, которые "разбросаны" в разных частях страны. Этот фактор делает внутреннюю консолидацию трудной задачей, и президент Назарбаев решает ее путем централизации политической системы и аппарата безопасности.

Ввиду своей протяженной и открытой границы с Россией Казахстану сложно уравновешивать внешние державы для сохранения своего суверенитета, и поэтому он связан с Москвой с точки зрения политики и безопасности (Казахстан является одним из членов-учредителей Содружества Независимых Государств, ОДКБ и Таможенного союза). Однако с точки зрения экономики, Казахстан сумел диверсифицировать партнеров благодаря огромным запасам энергоресурсов и полезных ископаемых, в чем стране помог Запад в 1990 и начале 2000 гг. во время слабости России.

Казахстан экспортирует нефть на запад через Азербайджан и на восток в Китай, хотя большая часть казахской нефти и газа все еще связаны с Россией, или через прямой экспорт, или через распределительную систему в Центральной Азии. Это делает Казахстан полезным и сотрудничающим партнером относительно планов России по интеграции, хотя он не является пешкой Москвы. Усиливающееся экономическое присутствие Китая в Казахстане является проблемой для российского влияния, как и усиливающая деятельность исламских экстремистов в Казахстане и соперничество страны с Узбекистаном.

Казахстан будет продолжать поддерживать усилия России по интеграции, хотя уход Назарбаева с политической сцены создаст неопределенность и нестабильность – в сфере политики и безопасности – в стране. И перед Россией стоит сложная задача – предотвратить то, чтобы все вышесказанное не помешало ее возрождению.


Узбекистан

Узбекистан является "буфером" между Россией, азиатскими и исламскими державами, а также зонами конфликта, как Афганистан. Он является самой густонаселенной страной Центральной Азии, а расположение Узбекистана в самом центре Ферганской долины делает страну естественным региональным лидером и потенциальным соперником для России. Узбекистан также является производителем энергоресурсов и важной частью российской региональной энергетической сети.


Рычаги России
- Политический: Россия имеет связи с военной и региональной элитой Узбекистана. Однако отношения с независимо настроенным узбекским президентом Исламом Каримовым не столь близки.
- Социальный: Россия имеет ограниченное социальное влияние в Узбекистане, где большая часть населения являются этническими узбеками и мусульманами; около 5% населения являются русскими.
- Безопасность: Узбекистан является членом ОДКБ, но не проявляет особой активности в организации, как другие страны Центральной Азии (к примеру, он не является частью Сил быстрого реагирования ОДКБ). Россия не имеет войск в Узбекистане, но имеет свои войска в Кыргызстане и Таджикистане, а также политические связи внутри Ферганского региона страны.
- Экономический: Почти 20% всего узбекского экспорта (включая 75% природного газа) идет в Россию. Узбекистан зависит от российского импорта, начиная от очищенных нефтепродуктов и заканчивая обработанными продуктами. Денежные переводы от узбеков, работающих в России, также составляют вклад в узбекскую экономику, в 2010 году сумма денежных переводов составила почти 3 млрд. долларов США.


Успехи, препятствия и амбиции России

Россия усилила свое военное присутствие в Кыргызстане и Таджикистане, чтобы предотвратить проблемы с соседями (особенно после вспышки межэтнического конфликта в июне 2010 года). Россия также включила Узбекистан в Северную сеть поставок для отправки грузов для войск США и НАТО в Афганистан. Узбекистан, между тем, сохранил свою независимость и проявил интерес к получению оружия из Запада.

Цели России в отношении Узбекистана – усилить его изоляцию и оказать больше давления на страну, заключив альянсы с другими центрально-азиатскими странами, и также устроить процесс передачи власти так, чтобы конечный результат был в интересах России.


Позиция и стратегия Узбекистана

Неудивительно, что у Узбекистана есть собственные идеи по Ферганской долине, которые включают в себя больше контроля над югом Кыргызстана и севером Таджикистана (на территории которых проживает значительное число узбеков). Узбекистан использовал свое большое население и наличие энергоресурсов и других богатств, чтобы оставаться независимым от России и других держав. Однако Узбекистан не достаточно силен, чтобы бросить вызов России непосредственно. Поэтому, так же, как с Азербайджаном, Россия способна контролировать Узбекистан косвенно через свое военное присутствие в соседних странах.

У Узбекистана также есть другие проблемы, такие, как проникновение террористов из Афганистана и его собственные террористические группы, которые были подавлены, но не устранены. Все это только усиливает централизованный контроль внутри страны и заставляет ее противостоять влиянию других государств.

Одна из таких держав – Китай – сосредоточила свои взоры на Центральной Азии для удовлетворения своего растущего спроса в энергоносителях и диверсификации маршрутов. Китай усилил свое влияние, особенно в Узбекистане, Туркменистане и Казахстане через инвестиции в проекты по доставке энергоносителей. Россия и страны Центральной Азии обеспокоены тем, что китайское экономическое участие может усилиться и привести к тому, что влияние Китая распространится и на другие сферы, такие как безопасность.

Как и в Казахстане, Узбекистаном со дня обретения независимости правит единственный лидер, а неопределенный план преемственности Каримова ставит под сомнение все будущее страны. Россия продолжит использовать свои ограниченные рычаги для оказания давления на Узбекистан, который продолжит противостоять давлению, в то время, как Каримов разбирает планы относительно своего преемника. Это означает, что Узбекистан будет оставаться самой непредсказуемой страной в планах возрождения России в Центральной Азии.


Туркменистан

Месторасположение Туркменистана делает страну неотъемлемой частью безопасности России; он служит защитой на юге, отделяя Россию от Ирана и нестабильности в Афганистане и Пакистане. Туркменистан обладает богатыми природными ресурсами, в том числе природным газом и нефтью, и Россия хочет обеспечить транзит этих ресурсов по своей территории. Туркменистан также располагается на фланге Узбекистана, и являются частью наркотрафика из Афганистана в Россию.


Рычаги России
- Политический: Россия имеет связи с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым, а также с военной и деловой элитой страны. Она также имеет связи с населением на юге Туркменистана.

- Социальный: Русские составляют небольшой процент населения Туркменистана; большую часть населения страны составляют туркмены, большинство которых являются мусульманами.

- Безопасность: Туркменистан не является членом ОДКБ, однако он рассчитывает на Россию, как на гаранта безопасности против внешних держав, таких как Иран, Запад и Узбекистан. Россия оказывает военных услуги Туркменистану через вооружение и обучение.

- Экономический: Из всех стран Центральной Азии Туркменистан имеет самое низкое количество трудовых мигрантов, работающих за границей, так что денежные переводы от мигрантов в России не являются столь существенными. Исторически сложилось так, что Туркменистан экспортировал большую частью энергоресурсов в Россию, хотя недавно эта тенденция изменилась – страна экспортировала 10 млрд. кубометров природного газа в Россию, 15-17 млрд. в Китай и 8 млрд. в Иран в в2010 году. Россия хочет заблокировать любые каспийские проекты (такие, как трубопроводы "Транскаспийский" и "Набукко"), не соответствующие ее интересам.


Успехи, препятствия и амбиции России

Россия потерпела неудачу в Туркменистане, когда ее изоляция туркменских энергоресурсов заставила страны повысить экспорт в Китай и Иран. Особенную значимость представляет центрально-азиатский трубопровод, который является для Китая не только шансом воспользоваться диверсификацией туркменского экспорта, но также и возможностью усилить свои рычаги и влияние против России. Однако Россия помешала Туркменистану участвовать в энергетических проектах, которые противоречили интересам Москвы.

Россия хочет продолжать мешать Туркменистану в установлении связей с Западом и контролировать энергетические связи Туркменистана с Китаем и Ираном. Москва хочет, чтобы Туркменистан оставался изолированным от других игроков в регионе и готовился к интеграции в Евразийский Союз.


Позиция и стратегия Туркменистана

Туркменистан, в большей степени, является пустыней, и основное население проживает вдоль двух речных оазисов на севере и юге страны – Амударьи и канала Каракум соответственно. Небольшое население облегчает процесс внутренней консолидации, делая страну самым консолидированным государством под контролем централизированной системы.

Тем не менее, концентрация населения возле границ двух более крупных держав – Узбекистана и Ирана – привело к тому, что Туркменистан принял позицию изоляции и противостояния, а централизованный, политической контроль ограничил сотрудничество страны с Западом. Россия расценивается в качестве гаранта безопасности против этих стран, однако также считается потенциальной угрозой. В связи с этим Туркменистан отдает предпочтение политике нейтралитета и предотвращения системы альянса. Другим основным двигателем внешней политики Туркменистана являются огромные запасы энергоресурсов, в особенности природного газа. До недавнего времени эти ресурсы были почти полностью интегрированы в российской энергетической системе. Однако сокращение объемов импорта туркменского газа заставило страну искать другие рынки, в частности Китай и Иран. Туркменистан предпочитает использовать энергоресурсы для сохранения баланса между Россией и Китаем, чтобы сохранять свою изоляцию и максимизировать свои доходы от продажи газа.

Диверсификация экспорта туркменского газа станет для России ключевой проблемой, хотя Россия сохранит свое положение в Туркменистане ввиду проблем безопасности и изоляционистской политики. Туркменистан станет одной из последних стран региона, которая будет участвовать в усилиях России по интеграции.


Кыргызстан

Кыргызстан обеспечивает России защиту на юге от Китая и Афганистана. Он является частью наркомаршрута из Афганистана в Россию. Его расположение в гористой местности Ферганской долины позволяет держать в контроле Узбекистан.

Рычаги России
- Политический: Россия имеет связи с политической, военной и деловой элитой Кыргызстана. Нынешний президент страны Алмазбек Атамбаев является стратегическим партнером для России.
- Социальный: Русские составляют до 9% населения страны, что является существенным меньшинством. Русский язык является одним из официальных языков государства.
- Безопасность: Кыргызстан является членом ОДКБ. Россия имеет военную базу в Канте и другие военные объекты в Кара-Балте, Бишкеке и Караколе. В июле 2009 году Кыргызстан дал России разрешение на строительство еще одной базы в Оше, недалеко от границы с Узбекистаном.
- Экономический: Официально Кыргызстан подал заявку на вступление в Таможенный Союз. Россия выплачивает Кыргызстану арендную плату за авиабазу в Канте и обеспечивает страну ГСМ. Россия также предоставляет финансовую помощь Кыргызстану через кредиты и гранты. Многие кыргызские мигранты работают в России и отправляют домой деньги, которые составили более 15% отечественного ВВП в 2009 году.


Успехи, препятствия и амбиции России

Россия способствовала апрельской революции 2010 года, в результате которой был свергнут президент Курманбек Бакиев и к власти пришли прокремлевские политики. Россия также усилила военное присутствие в стране и предоставила финансовую помощь для того, чтобы завоевать лояльность нового правительства.

Цели России на 2012 год и далее включают в себя укрепление военного присутствия в стране, в частности на юге. Москва также хочет официально узаконить членство Кыргызстана в Таможенном Союзе и подготовить страну к участию в Евразийском Союзе.


Позиция и стратегия Кыргызстана

Кыргызстан является горной страной, что очень сильно мешает внутренней консолидации любого правительства. Горы разделяют регионы страны друг от друга, создавая разделение между севером и югом. Лидерам не удается контролировать все регионы. Другие факторы, как большое узбекское меньшинство на юге страны и усиливающаяся сепаратистская деятельность, также подорвали внутреннюю консолидацию кыргызского государства.

Внутренняя нестабильность в Кыргызстане усложнила внешнюю политику, но страна в большей степени зависела от России как гаранта безопасности от Таджикистана и Узбекистана. Предыдущие лидеры Кыргызстана – Бакиев и Аскар Акаев до него – пытались сохранять баланс между внешними державами, в частности между Россией и США, и их военными базами в стране, и в некоторой степени были свергнуты из-за этого. Кыргызстан установил экономические связи с Китаем, однако Россия все еще играет самую важную роль, поскольку она поставляет в страну ГСМ и оказывает финансовую помощь. Среди всех стран Центральной Азии Кыргызстан является одним из самых лояльных к России и ее интересам государств.

Кыргызстан, скорее всего, поддержит усилия России по интеграции в регионе и на территории бывшего СССР, хотя хроническая внутренняя нестабильность делает из страны ненадежного партнера для России.


Таджикистан

Таджикистан служит для России "буфером" на юге в горах Памира от Китая и южно-азиатских государств. Ввиду своей географии и границы с Афганистаном, Таджикистан расположен на главном маршруте для контрабанды наркотиков из Афганистана в Россию.

Рычаги России
- Политический: Россия имеет связи с политической и военной элитой страны, и, несмотря на случайные дипломатические ссоры, поддерживает таджикского президента Эмомали Рахмона.
- Социальный: Русские составляют значительное меньшинство в Таджикистане, однако большая часть русскоязычного населения уехала из страны после провозглашения независимости. Сейчас в стране проживают в основном мусульмане и этнические персы.
- Безопасность: Таджикистан является членом ОДКБ. Россия имеет несколько военных баз в стране и содействует таджикским властям в контртеррористических операциях и зачистках.
- Экономический: Денежные переводы от трудовых мигрантов в России составляют 35% отечественного ВВП. Россия также оказывает Таджикистану продовольственную и финансовую помощь каждый год, и выступает в качестве посредника между Таджикистаном и его соседями по вопросам поставки электричества.


Успехи, препятствия и амбиции России

Россия усилила свое военное присутствие в Таджикистане за последние несколько лет. Однако она не сумела возобновить использование авиабазы "Айни" и патрулирование таджикско-афганской границы.

Россия намерена усилить свое военное присутствие в Таджикистане благодаря сделке по базе "Айни" и возобновлению патрулирования таджикско-афганской границы. Москва также хочет подготовить Таджикистан к членству в Таможенном Союзе и, в конечном итоге, в Евразийском Союзе после вступления Кыргызстана.


Позиция и стратегия Таджикистана

Как и Кыргызстан, Таджикистан почти полностью покрыт горами, и поэтому, внутренняя консолидация является сложной задачей. Сразу же после обретения независимости в стране разразилась гражданская война. Мир был достигнут после того, как в 1994 году к власти пришел Рахмон. Восточная часть страны, в частности район долины Рашт, продолжает оставаться оплотом мятежников, и правительство имеет ограниченный контроль над многими частями страны. Боевики, сепаратисты и близость к соседнему Афганистану еще больше подрывают процесс внутренней консолидации.

Также как Кыргызстан, Таджикистан зависит от России, которая является гарантом безопасности от Узбекистана и других внешних угроз. По всей стране расположены несколько российских военных баз. Китай имеет экономическое присутствие в стране, а Иран – социальные и культурные связи. Однако все эти связи достаточно ограничены по сравнению с влиянием России. Таджикистан стремился получить от России такие уступки взамен на военное присутствие, как более низкие цены на ГСМ и участие России в гидроэнергетических проектах. Руководство страны не соглашалось на такие уступки, как присутствие России на авиабазе "Айни" и возвращение российских пограничников.

Возрождение России в Таджикистане будет медленным и трудным ввиду таких угроз, как распространение экстремизма и наркотиков из Афганистана, а также нежелания Рахмона предоставить России полный доступ к стране. Тем не менее, влияние России в Таджикистане продолжит расти.





Оригинал:
The Next Stage of Russia's Resurgence: Central Asia. // Stratfor. 11.02.2012.

http://www.stratfor.com/analysis/next-stage-russias-resurgence-central-asia
Feb 11, 2012 | 2035 GMT
Stratfor examines Russia's strategy for continuing its resurgence in Central Asia.
The Central Asian states -- Kazakhstan, Uzbekistan, Turkmenistan, Kyrgyzstan and Tajikistan -- are important to Russia as buffers from the Islamic world and Asia and as energy and economic partners. Kazakhstan is already integrated with Russia and is part of the customs union with Belarus. Turkmenistan has tried to remain as isolated as possible, and Uzbekistan is actively opposed to Russia's attempts at resurgence. Kyrgyzstan and Tajikistan likely will welcome cooperate with Russia's efforts but internal instability and security issues in both countries will present Moscow with challenges.


Kazakhstan
Kazakhstan's location makes it integral to Russia's internal security, as it lies on a traditional invasion route from the east and south and thus serves as a buffer from Asian powers. It is also a key access route for Russia to the rest of Central Asia and Asia proper. Kazakhstan and Russia share a nearly 5,000-mile border that is almost completely unguarded, so any instability in Kazakhstan could easily spread to Russia. Kazakhstan also possesses plentiful oil and natural gas resources and is a counterbalance to Uzbekistan, a relatively powerful Central Asian state that is not typically subservient to Moscow.


Russia's Levers
- Political: Moscow has strong ties to Kazakh President Nursultan Nazarbayev and other political, security and business elites including Prime Minister Karim Massimov and Nazarbayev's possible successor, Timur Kulibayev.
- Social: Russians make up nearly 25 percent of the Kazakh population; most Russians live in northern Kazakhstan. Russian is an official state language in Kazakhstan, and 20-30 percent of the population is Russian Orthodox.
- Security: Kazakhstan is a member of the Russia-led Collective Security Treaty Organization (CSTO), and Russia has a radar station in Balkhash and a cosmodrome at Baikonur. Most of Kazakhstan's military officers are ethnically Russian, and nearly all of Kazakhstan's military uses Russian or Soviet-era equipment.
- Economy: Kazakhstan is a member of the customs union and Common Economic Space. Most of Kazakhstan's economic infrastructure -- rails, roads, pipelines and energy facilities -- is linked to Russia. Roughly 10 percent of Kazakhs work abroad, mostly in Russia.

Russia's Successes, Obstacles and Ambitions

Russia strengthened its alliance with Kazakhstan via the customs union in 2010 and the Common Economic Space in 2012. Although Kazakhstan expanded its energy relationships with other countries -- especially China -- most of its energy exports are still linked to Russia, and Moscow still influences the Kazakh energy distribution system.

Russia's goals for Kazakhstan are to continue integrating the Central Asian country via the Common Economic Space and eventually the Eurasian Union, and to manage the presidential succession process so that the outcome favors Russia.

Kazakhstan's Position and Strategy

Kazakhstan is roughly a third of the size of the continental United States but has a population of only 15 million scattered across different parts of the country. This makes internal consolidation a difficult task, and one that Nazarbayev (who has ruled the country since independence) has managed by centralizing the political system and security apparatus.

Because of its long and open border with Russia, Kazakhstan has difficulty balancing external powers in order to preserve its sovereignty and has allied with Moscow in terms of politics and security (Kazakhstan is one of the founding members of the Commonwealth of Independent States, the CSTO and the customs union). However, economically, Kazakhstan has been more capable of diversifying partners because of its enormous energy and mineral wealth, which the West helped build up in the 1990s and early 2000s, a time of Russian weakness.

Kazakhstan exports oil west via Azerbaijan and east to China, though most Kazakh energy is still connected to Russia, either via direct exports or Russia's distribution system in Central Asia. This makes Kazakhstan broadly cooperative regarding Russia's integration plans, though it is not a pawn of Moscow. China's growing economic presence in Kazakhstan is a challenge to Russian influence, as is growing Islamist militancy in Kazakhstan and the country's rivalry with Uzbekistan.

Kazakhstan will continue cooperating in Russia's integration efforts, though Nazarbayev's eventual departure from the political scene will create uncertainty and instability -- in the realms of politics and security -- in the country. Preventing this from obstructing its resurgence will be one of Russia's most difficult tasks.

Uzbekistan

Uzbekistan is a buffer between Russia and the Asian and Islamic powers and conflict-riddled countries like Afghanistan to the south. Its status as the most populous part of Central Asia and key to the region's heartland of the Fergana Valley makes it a natural regional leader and a potential challenger to Russia. Uzbekistan also is an energy producer and is an important part of Russia's regional energy network.

Russia's Levers
- Political: Russia has connections with Uzbekistan's military and security apparatus and regional elites. However, relations with the independent-minded Uzbek President Islam Karimov are not particularly close.
- Social: Russia has limited social influence in Uzbekistan, where most of the population are ethnic Uzbeks and are Muslims; about 5 percent of the population is Russian.
- Security: Uzbekistan is a member of the CSTO, but it is not as active in the organization as other Central Asian countries (for example, it is not part of the CSTO's Rapid Reaction Force). Russia has no troops inside Uzbekistan, but it flanks the country with forces in Kyrgyzstan and Tajikistan and has political links inside the Fergana region of the country.
- Economic: Approximately 20 percent of all Uzbek exports (including 75 percent of its natural gas) go to Russia. Uzbekistan relies on Russian imports, from refined energy products to processed foods. Remittances from Uzbeks working in Russia also contribute to the Uzbek economy; in 2010, remittances amounted to nearly $3 billion.

Russia's Successes, Obstacles and Ambitions

Russia increased its military and security presence in Kyrgyzstan and Tajikistan in order to contain any Uzbek engagement of its neighbors (particularly after an outbreak of Kyrgyz ethnic violence in June 2010). Russia also incorporated Uzbekistan into the Northern Distribution Network for sending U.S. and NATO supplies into Afghanistan. Uzbekistan, meanwhile, has retained its independence and has expressed interest in securing weapons from the West.

Russia's goals for Uzbekistan are to increase its isolation and put more pressure on the country by striking alliances with other Central Asian states, and also to manage the presidential succession process so that the result will be in line with Russia's interests.

Uzbekistan's Position and Strategy

Not surprisingly, Uzbekistan has its own ideas for the Fergana Valley that involve exercising more control over southern Kyrgyzstan and northern Tajikistan (both of which have sizeable Uzbek minorities). Uzbekistan has used its large population and self-sufficiency in energy and other resources to remain strongly independent from and rebellious toward Russia and other powers. However, Uzbekistan is not strong enough to challenge Russia directly. Therefore, as with Azerbaijan, Russia is able to keep Uzbekistan in check indirectly, via its military presence in surrounding countries.

Uzbekistan has other problems as well, such as the spillover of militants from Afghanistan and its own indigenous Islamist militancy, which has been suppressed but not eliminated. This only spurs Uzbekistan's centralization of control and the resistance to influence from any external powers.

One such power -- China -- is focusing on Central Asia as a means of meeting its growing energy needs and diversifying away from sea-based energy import routes. China has increased its influence particularly in Uzbekistan, Turkmenistan and Kazakhstan by putting money into energy projects. Russia and the Central Asian states are concerned that Chinese economic involvement could grow and lead to Chinese influence in other realms, such as security.

Like Kazakhstan, Uzbekistan has been ruled by a single leader since independence from the Soviet Union, and Karimov's unclear succession plan throws the entire future orientation of the country into doubt. Russia will continue using its limited levers to pressure Uzbekistan, which will continue withstanding the pressure, while Karimov sorts out plans for his succession. This means Uzbekistan will be the least predictable country in terms of Russia's resurgence in Central Asia.

Turkmenistan

Turkmenistan's location makes it integral to Russia's security; it acts as a buffer state to the south, separating Russia from Iran and instability in Afghanistan and Pakistan. Turkmenistan is rich in natural resources, including natural gas and oil, and Russia wants to secure transit of those resources to its own territory. It also flanks regional leader Uzbekistan and is part of the drug route from Afghanistan into Russia.

Russia's Levers
- Political: Russia has ties to Turkmen President Gurbanguly Berdimukhammedov and the country's business and security elites. It also has connections to the population in southern Turkmenistan that controls the drug trade.
- Social: Russians make up only a small percentage of the population in Turkmenistan; most of the country's population are Turkmen, and most are Muslim.
- Security: Turkmenistan is not a member of the Russia-led CSTO, but it does rely on Russia as a security guarantor against external powers such as Iran, the West and Uzbekistan. Russia supplies Turkmenistan's military and security services with arms and training.
- Economic: Turkmenistan has the lowest number of immigrants working abroad of any Central Asian state, so remittances from workers in Russia do not amount to much. Turkmenistan historically has exported most of its energy to Russia, though this has changed recently -- the country exported 10 billion cubic meters (bcm) of natural gas to Russia, 15-17 bcm to China, and 8 bcm to Iran in 2010. Russia wants to block any Caspian projects (such as the Trans-Caspian and Nabucco pipelines) that are not in its interests.

Russia's Successes, Obstacles and Ambitions

Russia faced a setback in Turkmenistan when its isolation of Turkmenistan's energy forced the country to increase exports to China and Iran. Particularly important is the Central Asia pipeline which, for China, is not only a chance to take advantage of Turkmenistan's diversification but is also an opportunity to increase its leverage against Russia. However, Russia prevented Turkmenistan from participating in southern corridor energy projects that are against Moscow's interests.

Russia wants to continue preventing Turkmenistan from forging energy relationships with the West and wants to manage Turkmenistan's energy ties to China and Iran. Moscow wants Turkmenistan to remain isolated from other players in the region and prepare for integration into the Eurasian Union.

Turkmenistan's Position and Strategy

Turkmenistan is mostly desert, and the majority of its population lives along two river oases in the country's northern and southern extremities -- the Amu Darya and Karakum canals, respectively. The small population facilitates internal consolidation, making Turkmenistan one of the region's most consolidated countries under a centralized state.

However, the concentration of its population near the borders of two much larger powers -- Uzbekistan and Iran -- has led Turkmenistan to develop an attitude of isolation and resistance toward these powers, and the centralization of control has limited Turkmenistan's engagement with the West. Russia is seen as Turkmenistan's security guarantor against these countries but is also viewed as a potential threat, hence Turkmenistan's preference for a neutral policy and avoidance of Russia's alliance system as much as possible. The other main driver of Turkmenistan's foreign policy is its vast energy resources, particularly natural gas. These resources until recently were almost entirely integrated into Russia's energy system. However, a cutoff of supplies in 2009 due to Russia's own energy glut led Turkmenistan to seek other markets, notably China and Iran. Turkmenistan prefers to use energy to balance between Russia and China in order to maintain its isolation and maximize its energy revenues.

Turkmenistan's energy diversification will be the key issue for Russia to manage, though Russia will maintain a strong foothold in Turkmenistan due to the country's security concerns and isolationist policy. Turkmenistan will be one of the last countries in the region to participate in Russia's integration efforts.

Kyrgyzstan

Kyrgyzstan provides Russia with a buffer to the south against China and Afghanistan. It is part of the drug route from Afghanistan into Russia. Its location in the highlands of the Fergana Valley keeps regional power Uzbekistan in check.

Russia's Levers
- Political: Russia has ties to Kyrgyzstan's security, business and political elites. Current Kyrgyz President Almazbek Atambayev is a strategic partner for Russia.
- Social: Russians make up about 9 percent of the Kyrgyz population, constituting a considerable minority. Russian is one of Kyrgyzstan's official languages.
- Security: Kyrgyzstan is a member of the Russia-led CSTO. Russia maintains a military base in Kant and other military installations in Kara Balta, Bishkek and Karakol. In July 2009 Kyrgyzstan granted Russia permission to build another base in Osh, near the Uzbek border.
- Economic: Kyrgyzstan has officially applied to join the Russia-led customs union. Russia pays Kyrgyzstan rent for its Kant airbase and provides most of the country's refined energy supplies. Russia also provides financial assistance through loans and grants. Many Kyrgyz migrants work in Russia and send home remittances that made up more than 15 percent of the Kyrgyz gross domestic product in 2009.

Russia's Successes, Obstacles and Ambitions

Russia facilitated the April 2010 revolution that deposed Kyrgyz President Kurmanbek Bakiyev and installed a more Kremlin-friendly government. Russia also increased its security presence in the country and granted financial assistance to gain the new government's loyalty.

Russia's goals for 2012 and beyond include building up its military presence in the country, particularly in the south. Moscow also wants to formalize Kyrgyzstan's membership in the Customs Union and prepare the country for membership in the Eurasian Union.

Kyrgyzstan's Position and Strategy

Kyrgyzstan is almost entirely mountainous, a geography which greatly hampers the internal consolidation of any government in the country. The mountains split parts of the country from each other, creating a divide between the north (centered in Bishkek) and the south (centered in the Fergana Valley). Leaders have come from one of these two regions and had difficulty controlling the other region. Other factors, such as a large Uzbek minority in the south and increasing separatist and militant activity have also undermined the Kyrgyz state's internal consolidation.

Kyrgyzstan's pervasive internal instability has complicated its foreign policy, but the country has largely depended on Russia as a security guarantor against Tajikistan and Uzbekistan. Kyrgyzstan's previous leaders -- Bakiyev and Askar Akayev before him -- attempted to balance between outside powers, particularly Russia and the United States and their use of military bases in the country, and were deposed in large part because of it. Kyrgyzstan has built up its economic ties with China, but Russia still has the most important role because it supplies refined energy products and financial assistance. Among Central Asian countries Kyrgyzstan is one of the most loyal to Russia and its interests.

Kyrgyzstan likely will support Russia's integration efforts in the region and the rest of the former Soviet Union, though chronic internal instability will make the country difficult for Russia to rely on fully.

Tajikistan

Tajikistan serves Russia as a buffer to the south in the Pamir Mountains against China and South Asian powers. Its geography and border with Afghanistan also puts it along a primary route for drug smuggling from Afghanistan into Russia.

Russia's Levers
- Political: Russia has some ties to Tajik political and security elites and, despite occasional diplomatic tensions, supports Tajik President Emomali Rakhmon.
- Social: Russians used to make up a sizable minority in Tajikistan, but most emigrated after independence. The population now is predominantly Muslim and ethnic Persian.
- Security: Tajikistan is a member of the CSTO. Russia has several military bases in the country and assists Tajik authorities in counterterrorism operations and sweeps.
- Economic: Remittances from Tajik migrants working in Russia make up 35 percent of Tajikistan's gross domestic product. Russia also gives Tajikistan billions of dollars worth of food and financial aid each year and mediates between Tajikistan and its neighbors to secure electricity supplies.

Russia's Successes, Obstacles and Ambitions

Russia has strengthened its military presence in Tajikistan over the past few years. However, it has not been able to secure use of the Ayni air base or resume patrols along the Tajik-Afghan border.

Russia intends to strengthen its security presence in Tajikistan by reaching a deal on the use of the Ayni airbase and arranging to resume patrols along the Tajik-Afghan border. Moscow also wants to prepare Tajikistan for membership in the customs union and eventually the Eurasian Union after Kyrgyzstan joins.

Tajikistan's Position and Strategy

Like Kyrgyzstan, Tajikistan is almost entirely mountainous and is therefore difficult to consolidate internally. Indeed, the country fell into civil war immediately after gaining independence from the Soviets. An uneasy peace was reached when Rakhmon gained the presidency in 1994. The eastern part of the country, particularly the Rasht Valley region, remains a rebel stronghold, and the government has limited control over many parts of the country. Militants, separatists and the country's proximity to the conflict in neighboring Afghanistan further undermine internal consolidation.

Also like Kyrgyzstan, Tajikistan depends on Russia as its security guarantor against Uzbekistan and other external threats. Several Russian military bases are located throughout the country. China has an economic presence in the country, and Iran has social and cultural ties to Tajikistan, but these are limited compared to Russia's influence and levers in the country. Tajikistan has sought to elicit concessions from Russia for the military access it has granted to Moscow, such as lower prices for refined products and Russian participation in hydroelectricity projects, and has stood up to Russia on some security concessions like the Ayni air base or the return of Russian border guards (which is key to controlling the drug flow from Afghanistan).

Russia's resurgence in Tajikistan will be slow and difficult, due to threats like militant and drug-trade spillover from Afghanistan and Rakhmon's resistance to giving Russia full access to the country. However, Russia's influence in Tajikistan will continue to grow.




ССЫЛКИ НА ПРЕДЫДУЩИЕ ЧАСТИ
The Next Stage of Russia's Resurgence: Introduction. // Stratfor. 07.02.2012.
http://www.stratfor.com/analysis/next-stage-russias-resurgence-introduction


The Next Stage of Russia's Resurgence: Ukraine, Belarus and Moldova. // Stratfor. 08.02.2012.
http://www.stratfor.com/analysis/next-stage-russias-resurgence-ukraine-belarus-and-moldova


The Next Stage of Russia's Resurgence: The Baltic States. // Stratfor. 09.02.2012.
http://www.stratfor.com/analysis/next-stage-russias-resurgence-baltic-states


The Next Stage of Russia's Resurgence: The Caucasus States. // Stratfor. 10.02.2012.
http://www.stratfor.com/analysis/next-stage-russias-resurgence-caucasus-states

Tags: stratfor, Евразийский Интернационал, Евразийский Союз, Россия в Киргизии, Россия в Средней Азии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment